Меню
Главная
Новости сайта
Потеря Родины с Данилкой
Потеря Родины с Данилкой

Потеря Родины с Данилкой



26 января 2011 в 17:31
http://www.mk.ru/regions/saratov/article/2011/01/26/560881-poterya-rodinyi-s-danilkoy.html


У русских беженцев, потерявших документы, забрали ребенка

Беженцы из Туркменистана семья Петровых не скрывают слез горя и обиды на чиновников Саратовской области, которые отобрали у них 5-летнего сынишку Данилку. Лишившись документов по дороге в Россию, мигранты превратились из дружной семьи в бесправных беженцев.



Когда же семья пожаловалась властям на коррупцию в паспортном столе, на них обрушились проверки и судебное разбирательство. В конце концов их лишили родительских прав, а сына через детдом отдали другим родителям.

Воры

Трагедия семьи Петровых, русских по национальности — мамы Ирины, отца Сергея, старшей дочери Миланы и младшенького Данилки началась по дороге из Ашхабада на историческую родину в Саратовскую область.

В 1994 году, когда в Туркменистане не все спокойно и русские туркменистанцы «потекли» в Россию, Петровы тоже собрали вещи и поехали к родственникам в Саратовскую область. В Саратове у Ирины жили две сестры, а в Базарнокарабулакском районе у мужа Сергея родители. В столице республики Ашхабаде они оставили четырех- и трехкомнатную квартиры, купили билет на поезд и поехали.

Надежды были самые светлые: мать, Ирина, — профессиональная пианистка, выпускница Московского института искусств имени Гнесиных, работала музвоспитателем в садике МВД России, отец, Сергей, работяга, водитель и строитель, и дочка Милана надеялись, что Россия примет их как родных. Но по дороге в Саратов произошла трагедия, которая является к ним ночными кошмарами и по сей день. В поезде воришки украли у них сумку с деньгами и документами.

Волокита

Приехав в Саратов, Петровы тут же кинулись восстанавливать документы. Через два года в 1996 году им дали статус беженцев. На руках еще были ксерокопии некоторых удостоверений личности, но саратовских паспортистов они не устроили, нужны были оригиналы, и беженцы 12 лет ждали дубликатов из Туркменистана. В 2006 году долгожданные документы наконец пришли, но о паспортах оставалось только мечтать. Даже главе семьи Сергею, который родился в Саратове, на восстановление паспорта здесь же, в областном центре понадобилось 8 лет.

За это время в Базарнокарабулакском районе в деревне Старая Жуковка у Сергея умерла мама. Отец попросил сына и невестку с дочерью Миланой приехать к нему жить и ухаживать за ним.

— Когда мы переехали в деревню, местные чиновники нам сразу дали понять: такие «залетные», да еще и беженцы без документов нам не нужны, — вспоминает Ирина. — Да и местные жители смотрели на нас исподлобья, типа, понаехали тут не понятно кто. В 2002 году Сергей наконец получил паспорт, но, как он сам признался, за новый документ приходилось якобы неоднократно давать местной паспортистке «на лапу».

— Я ведь думал только о будущем детей. А без денежных подарков мне бы затянули оформление до могилы, — предполагает Сергей.

Дети

В 2005 году 7 марта в Старой Жуковке у Петровых родился Данилка. Мама с папой и сестра Милана «сдували с него пылинки», счастью не было предела. Мальчик рос смышленым, добрым и ласковым. Ребенка отдали в садик, вроде бы жизнь стала налаживаться, но будущее Данилки было под вопросом: для мальчика не удавалось оформить ни свидетельства о рождении, ни гражданства, ведь паспорт до сих пор был только у отца, а он, как заявили чиновники, «не рожал» и, следовательно, отцом как таковым не являлся. По этой же причине Милане отказали в виде на жительство. За рождение сына Ирина ни копейки пособий не получила от государства. Милана и Ирина никак не могли добиться права на жительство в России. Ирина хваталась за любой труд, но без паспорта да еще в деревне найти работу было практически невозможно. Почти семь лет Ирина подрабатывала в местном клубе музыкальным работником. Иногда с ней выступала и Милана — танцевала восточные танцы.

— Я, музыкант с высшим московским образованием, играла в местном клубе за свинину, муку и гречку. Муж подрабатывал на стройках и где придется. Дома Сергей своими руками оборудовал ванну и туалет, что по жуковским меркам вообще было чудом. Тяжело было, но мы никогда не голодали. Милана и Данилка всегда были сыты, обуты и одеты. Немного денег даже откладывали на будущее дочери.

Милана очень любила детей и мечтала стать педагогом. Деревенскую школу закончила на «4» и «5». Но вместо радости на душе был только страх: кто возьмет на учебу девушку без гражданства и паспорта.

К счастью, с помощью одного из районных депутатов удалось договориться с руководством Базарнокарабулакского сельскохозяйственного техникума, и Милану взяли. Училась она хорошо, но для жизни в районном центре нужны были деньги, и она перевелась на заочное. Уехала работать к знакомой в саратовский обувной магазин. Там встретила хорошего парня, стали жить вместе. Но перед очередной сессией в Базарном Карабулаке ее по непонятным причинам не вызвали, и она опоздала.

Расплата

С потерей учебы и надежды получить паспорт Милана отчаялась и решила искать правды у властей. В 2010 году она написала письмо в управление по работе с обращениями граждан правительства Саратовской области. В письме, в котором она рассказала о своей судьбе, девушка «неосмотрительно», как потом выяснилось, упомянула о взятках, которые отец давал паспортистке Жуковки. Материал письма из правительственного управления тут же направили в ГУВД Саратовской области, а те в свою очередь поехали с проверкой в Старую Жуковку. Паспортистка работать перестала, но с этого момента у Петровых начались главные неприятности.

Ирина говорит, что сразу после проверки паспортистка пришла к ним домой и вроде бы обещала мстить. Буквально с этого дня на нас обрушились всевозможные проверки. Домой стали регулярно приезжать из милиции и органов опеки. Если в доме были гости и мы выпивали, как нормальные люди, нас с мужем тут же везли в милицию и там под угрозой, что у нас заберут Данилку, требовали подписать объяснительную, что мы действительно пьяны и исправимся. И мы со страху подписывали, откуда нам было знать, что это нас впоследствии просто раздавит. Адвокатов ведь тогда у нас не было, — вспоминает Ирина.

Гром по семье Петровых ударил 27 апреля прошлого года, как раз в день, когда Ирина с мужем поминали родного брата, погибшего ровно полгода назад. В дом постучались, вошел участковый, на столе закуска и початая бутылка водки. Ирину и Сергея тут же увезли в милицию, а работники органов опеки забрали Данилку.

Суд

Дом Петровых без веселых криков Данилки осиротел, а следом грянул суд. За якобы неисполнение родительских обязанностей Ирину и Сергея приговорили к трем месяцам исправительных работ и лишили родительских прав.

— Нам обещали, что это временно, и мы должны смириться. Мы три месяца скрипя зубами и со слезами в сердце мели площадку возле деревенской администрации на глазах у односельчан. Мы надеялись, что если вытерпим, то этот кошмар кончится и нам вернут Данилку.

Основанием суда, по которому Петровых лишили ребенка, было то, что они пьянствуют, не кормят ребенка и не оказывают ему медицинскую помощь.

Главный специалист сектора опеки администрации Базарнокарабулакского района Андрей Куликов:

— Родители ребенка регулярно злоупотребляли спиртными напитками и оставляли ребенка без присмотра. В садик они его не водили, мальчик был не одет, не обут, грязный, немытый. Когда я увозил его в приют, то спросил: «Ты когда последний раз купался?», он ответил: «Моюсь каждый день, но купался около двух месяцев назад». Петровы в тот момент находились на учете в комиссии по делам о несовершеннолетних как семья, находящаяся в социально опасном положении. Ребенку нужны была пища, сон, а у него в тот момент этого не было. К тому же есть медицинские подтверждения, что у ребенка был педикулез (вши), разве это не угроза здоровью ребенка? Пусть найдут нормальную работу, предоставят справки, что они закодировались, или еще что-то подобное. Возможно, тогда суд пересмотрит свое решение о лишении родительских прав, мы будем только «за»...

Матери к ее горю добавили еще и 25% алиментов, хотя Ирина без российского паспорта и гражданства теоретически не имеет права работать в России. Она до сих пор не может понять, почему с нее требуют алименты, когда государство как лицу без гражданства никаких пособий по рождению Данилы ей никогда не платило.

Адвокат

— Когда мы защищались в суде, то пытались просто выстоять, чтобы были сняты все обвинения, — рассказал юрист, один из адвокатов Петровых Александр Фролов. — Но по фактам у них были приводы в милицию. Когда их привозили в райотдел, они сами писали, что такого-то числа они находились в состоянии алкогольного опьянения и за ребенком не следили. Возможно, что в какой-то из этих моментов они действительно были пьяны, а возможно, они писали эти тексты под диктовку. Сейчас юридически это проверить уже невозможно. Были свидетели, которые на суде подтвердили, что семья Петровых никакие не пьяницы, нормально воспитывали детей и в садик Данил ходил. Но суд посчитал, что эти свидетели выступают в качестве ложного товарищества, как друзья и знакомые. Я сам был в доме у Петровых. Условия жизни, конечно, были не шикарные, но в принципе терпимые. Проще говоря, дети были умыты, сыты и счастливы. Скажу честно, у меня у самого бабушка и дедушка живут в деревне в таком же доме и у них условия жизни даже хуже. На алкоголиков эта семья точно не тянула. Есть семьи еще почище, где у родителей-забулдыг растут оборванные голодные дети, но у них детей почему-то не забирают. Что касается вшей, то Данил был четвертым или пятым по счету ребенком, заразившимся лишаем, а не педикулезом в детском садике, на суде эти справки были. Тем более 27 апреля, когда его забрали, он уже был здоров. Были и показания представителей администрации деревни, где они проживали. Если бы у Миланы были необходимые документы, она могла бы получить опеку над Данилом. Чиновники, конечно, могли помочь сестре с оформлением документов ради сохранения семьи, но они этого не сделали.

Детдом

После суда Данилку определили в саратовский детдом № 2. Пока мать от горя рвала на себе волосы, 5-летний ребенок пытался сообразить, почему его увезли из дома.

Воспитатели с трудом успокаивали Данила, который уже на следующий день стал плакать и звать папу с мамой.

Мать с отцом тоже не в силах были больше жить в Старой Жуковке. Родители собрали вещи и переехали в Саратов — поближе к сыну. Сергей устроился в фирму рабочим, Ирина подрабатывала на рынке.

Когда директор детского дома Галина Ефимова познакомилась с ними, она была искренне удивлена: почему у таких родителей забрали сына?

— Они никакие не алкаши и не лодыри, а Данилка их просто обожает, — говорит Галина Викторовна. — Это хорошие, чуткие и трудолюбивые люди, пьяными я их ни разу не видела. Жаль, что им так не повезло с документами. А потом еще эти приводы в милицию. Если бы у них не украли паспорта, они вряд ли лишились сына. Когда они все втроем приходили к Данилу в детдом, он готов был разрыдаться от счастья. Вцепится то в папу, то в маму, то в сестру и никак на них не надышится. За все время, проведенное в детском доме, Данилка так и не понял, что его любимые папа с мамой уже не имеют на него права.

Опекун

Все это время Ирина и Сергей не теряли надежды вернуть сына домой, собирали всевозможные справки и характеристики, готовились оспаривать решение суда. Но два месяца назад на них обрушился новый удар: на одном из свиданий Петровых огорошили новостью, что Данил больше в детдоме жить не будет, потому что ему нашли новых родителей, вернее одного. По словам Ирины, опекуном ее сына стал 55-летний пенсионер МВД, у которого внуки намного старше Данила. Официальной жены у него нет, есть только сожительница.

— Что же это такое, моего сынулю, которого я под сердцем носила, из-за которого мы столько пережили, — отдать в руки чужому старику? За что же так с нами? Нам ведь не оставили ни одного шанса, — заливается слезами Ирина.

— Мы предполагаем, что нашего сына заранее заказали, — заявил Сергей, — усыновление дело волокитное, но за деньги его можно ускорить. Особенно если есть такие бесправные родители, как мы. К тому же у родной матери и сестры нет ни паспорта, ни гражданства.

И теперь им заявляют, что по закону они, не имея удостоверений личности, не могут доказать, что они действительно бывшие родители ребенка. Поэтому, никаких свиданий с сыном.

— Мы все равно будем бороться до конца, — снова плачет Ирина, — и хотя Сережа поседел уже совсем, я постарела за этот год лет на десять, мы должны верить, что Родина, ради которой мы все бросили в Туркменистане, нас в конце концов примет и защитит.

материал: Сергей Булатов

© 1919 – 2010  Редакция газеты «Московский Комсомолец»

Комментариев нет

  • Добавьте комментарий, нам очень важно ваше мнение

Добавить комментарий

Извините! Вы не можете комментировать данный материал так как вы не зарегистрированы!
Решение! Пройдите процесс регистрации или сделайте вход, если не помогло обратитесь к администрации сайта.

Чат