Меню
Главная
Новости сайта
У проекта ТАПИ появились противники
У проекта ТАПИ появились противники

У проекта ТАПИ появились противники

15.03.2016

http://www.ng.ru/

Виктория Панфилова 

Президент Гурбангулы Бердымухамедов впервые посетит Пакистан с государственным визитом. Фото Reuters

Завтра президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов отбывает в Исламабад с двухдневным государственным визитом. В ходе переговоров с главой Пакистана Мамнуном Хусейном будут обсуждаться вопросы, связанные с транспортно-коммуникационным сектором и энергетическим сотрудничеством, в частности строительство Трансафганского газопровода (ТАПИ: Туркменистан–Афганистан–Пакистан–Индия). Проект ТАПИ оставляет в стороне Россию, что не отвечает ее национальным интересам и полностью устраивает США. Но против строительства трубы выступает Катар.

Торжественная церемония начала строительства ТАПИ состоялась в декабре 2015 года в туркменском городе Мары, где главы четырех стран, участвующих в проекте, пообещали, что через три года туркменский газ, пройдя по территории Афганистана (Герата и Кандагара), Пакистана (Кветты и Мултана), достигнет конечной точки – индийского пункта Фазилки. Но пока только Туркменистан приступил к строительным работам. Как сообщил на одном из последних заседаний правительства директор Государственного агентства по управлению и использованию углеводородных ресурсов при президенте Туркменистана Ягшыгельды Какаев, на месторождении «Галкыныш», которое стало сырьевой базой проекта, начались буровые работы. Пакистан лишь заключил контракт с американской международной нефтяной компанией International Oil Company (IOC) (МНК) на прокладку газопровода проекта ТАПИ. А власти Афганистана все еще размышляют, как обеспечить безопасность газопровода.

Одна из помех в реализации проекта ТАПИ – в напряженных отношениях между Кабулом и Исламабадом. «ТАПИ задумывался в середине 90-х годов прошлого века как двусторонний проект Туркменистана и Пакистана. И если 15 лет назад подобные планы воспринимались как фантастика, то сегодня это реальность. Через пару лет Ашхабад доведет собственными силами газопровод до границы с Афганистаном. А дальше все будет зависеть от отношений Исламабада с Кабулом», – сказал «НГ» ведущий научный сотрудник Центра изучения общих проблем современного Востока Института востоковедения РАН Шохрат Кадыров. По словам эксперта, до сих пор у двух стран ни разу не было общего  экономического стержня для выстраивания взаимовыгодного сотрудничества. Но есть и прямые противоречия. Например, Пакистан предложил привлечь талибов к охране ТАПИ, но Афганистан ответил категорическим отказом. «Но тут важно, что скажут США. Для Вашингтона нужен не ТАПИ сам по себе, а реализация проекта  «Большая Центральная Азия» с участием Туркменистана и Узбекистана. Именно США склонили Пакистан к импорту туркменского газа на фоне наращивания поставок газа из Катара и реализации иранского проекта «Мир», – считает Кадыров. Не исключено, что ТАПИ является также и частью проекта США по созданию единой центральноазиатской энергосистемы. Инфраструктура трубопровода предусматривает строительство двух перерабатывающих заводов и четырех теплоэлектростанций мощностью 1000 МВт для транспортировки газа на другие азиатские рынки. Показательно, по словам эксперта, что в свое время проект ТАПИ продвигал первый президент Туркменбаши, трижды посетивший Пакистан в 1994, 1995 и 1997 годах. Бердымухамедов за девять лет своего правления в Пакистане не бывал. «Продвижением ТАПИ в Пакистане и самом Туркменистане занималась Линн Трейси – заместитель помощника госсекретаря США по Центральной Азии, ранее работавшая на высоких постах  в дипмиссии страны в Ашхабаде – в 2010–2011 годах, Пешеваре – в 2006–2009 годах и Кабуле – в 2002–2003 годах. Ныне она заместитель главы миссии США в Москве. Может, она как-то повлияла на то, что против ТАПИ не выступает Россия, хотя проект никак не отвечает ее национальным интересам», – отметил Кадыров.

Против строительства трубопровода ТАПИ выступает Катар. «Дохе не нужны конкуренты на газовых рынках Пакистана, Индии и Юго-Восточной Азии. Экспорт дешевого туркменского газа на те же рынки серьезно затронет интересы Катара, являющегося сейчас монополистом в тех краях. Идет большая игра вокруг туркменского газа», – сказал «НГ» эксперт по Центральной Азии и  Среднему Востоку Александр Князев. Он не исключил, что катарцы приложат максимум усилий для приостановки реализации проекта ТАПИ. Возможно, в ходе визита 7 марта в Ашхабад эмир Катара шейх Тамим Бин Хамад Аль-Тани обсуждал этот вопрос именно под этим углом, взамен предлагая некие преференции.

Впрочем, не только Катар – против поставок туркменского газа на рынки Южной и Юго-Восточной Азии. Китай не прочь получить весь туркменский газ и распоряжаться им в дальнейшем  по собственному усмотрению. К тому же строительство ТАПИ приведет к усилению влияния США в Афганистане и Пакистане, а Пекин традиционно против укрепления позиций нерегиональных игроков. По словам Князева, ТАПИ является прямым конкурентом ирано-пакистанского проекта газопровода «Мир», который от иранского месторождения «Южный Парс» должен дойти до пакистанского Белуджистана и оттуда в китайский Синьцзян. Соглашение сроком на 25 лет по поставке 1 млн куб м иранского газа было подписано между Тегераном и Исламабадом еще в 2010 году, что вызвало крайне негативную реакцию со стороны Вашингтона, одновременно подстегнув реализацию ТАПИ. Впрочем, США не смогли воспрепятствовать строительству трубопровода «Мир». Ожидается, что к 2017 году иранский газ достигнет Синьцзяна.     

 

Комментариев нет

  • Добавьте комментарий, нам очень важно ваше мнение

Добавить комментарий

Извините! Вы не можете комментировать данный материал так как вы не зарегистрированы!
Решение! Пройдите процесс регистрации или сделайте вход, если не помогло обратитесь к администрации сайта.

Правила чата
Пользователи онлайн
Мини-чат
+Мини-чат
0
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0