Меню
Главная
Каталог статей
Туркменский «тупик» России
Туркменский «тупик» России

Туркменский «тупик» России

Глядя из Саратова. Газета "Богатей" №15, 23.04.2009 (www.bogatej.ru)
Юрий ЧЕРНЫШОВ


Туркменский «тупик» России

Двухдневный визит в марте президента Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедова в Москву и Санкт-Петербург не оставил глубокого следа ни в российских масс-медиа, ни, тем более, в сознании граждан. Кто-то краем уха услышал, что речь шла о туркменском газе, у кого-то осело в голове, что переговоры прошли за закрытыми дверями, наиболее продвинутые вспомнят, что о чём-то важном, что ожидалось, вроде так и не договорились. А ведь то, о чём не договорились, и есть самое важное во всём визите.
Это важное – строительство газопровода Восток-Запад, через северную часть пустыни Кара-Кум и плато Усть-Урт, который должен был разгрузить действующий газопровод Средняя Азия – Центр и увеличить объём поставок газа в Европу. Ну, не хотим договариваться – и не надо. Туркмения ориентирована не только на Россию, но и на Китай. Значит, газ пойдёт туда. Мы же – «назло бабушке уши себе отморозили». В очередной раз, кстати. Уже после визита президента Туркменистана газопровод Средняя Азия – Центр взорвался. Подача газа в Россию по нему на некоторое время была прекращена. Россия cnfkf покрывать свои обязательства перед Европой своими резервами.

И в политическом смысле мы снова оказались в невыгодном положении. В зарубежье начались пересуды о «руке Москвы», наказавшей Туркмению за несговорчивость. В российской прессе о взрыве на газопроводе предпочли не распространяться. И, наверное, только до самой малой части общественности дошло, что в ходе переговоров даже не состоялась предполагавшаяся некоторыми СМИ отмена въeздных виз для граждан двух стран. Так и осталось неясным, обсуждалась ли она вообще. Так же, как осталось неясным, примет ли Россия участие на долевых началах в гигантском инвестиционном проекте по созданию курортной и оффшорной зоны в местечке Аваза на Каспийском море. Проект, рядом с которым арабские эмираты меркнут, и который мог бы принести большие выгоды и перспективы для массы россиян – с пляжным побережьем туркменской части Каспия не сравнится никакой берег бывшего Советского Союза.

Не удивительно, что об успехах переговоров в российской прессе постарались много не писать. В туркменской же – наоборот, из минимальных договорённостей постарались извлечь максимум пропагандистского материала на мельницу выдающихся успехов туркменской дипломатии и лично Гурбангулы Бердымухамедова (кличкой Туркменбаши президента сейчас нигде не называют). И только между строк туркменских СМИ удаётся узнать, что нет ясности и в намерениях российской стороны относительно совместного с Туркменией строительства железной дороги вдоль Каспийского моря до соединения с железными дорогами Казахстана, которые, в свою очередь, соединены с российской железнодорожной сетью. Это дало бы выход России в Иран и далее – вплоть до Индии, а россиянам с небольшими доходами возможность добираться до Авазы. Туркменская же сторона, вопреки нашей немоте, свою часть дороги взялась строить.

Между тем и это государство, и история его взаимоотношений с Россией, особенно, - с Россией после 1991 года, Россией «ельцинской», заслуживают большего внимания. Как ни крути, а Туркмения – одна из наших соседей на Каспийском море (здесь – единственный участок нашей общей границы), государство, которая доставила России немало огорчений.
Туркменистан – последняя крупная территория, присоединённая Россией к своей империи. Для этого понадобилось 15 лет почти непрерывной, как на Кавказе, войны (1869–1884 гг). Хотя войной, как единым процессом, этот период никто тогда не называл. Были, как сейчас сказали бы, локальные конфликты. Начало же им было положено бесконфликтной высадкой русского отряда полковника Николая Столетова на туркменском берегу Каспия и основания города Красноводска (сейчас – город Туркменбаши) в ноябре 1869 году - в полутора десятке километров от места, где сейчас реализуется проект Аваза.

Высадка была обоснована необходимостью обеспечения российских коммерческих интересов, охраны торговых путей в Хиву и предотвращения проникновения англичан из Индии в это «подбрюшье» России. Затем последовала экспансия и первые стычки с «чеченцами Туркмении» - воинственным племенем текинцев. Логика войны подвигла русские войска на походы с четырёх направлений через пустыню на Хиву и взятие её в 1873 году. Затем последовало обидное поражение русских войск под командованием генерала Ломакина под текинской крепостью Денгиль-Тепе в 1879 году (стотридцатилетний юбилей, однако, в этом году). Только через полтора года, в январе 1881 года, крепость была взята штурмом, за которым последовала подлинная бойня и истребление 8 тысяч текинцев (русские потеряли 250 человек) войсками генерала Скобелева – героя войны с турками на Балканах. Не случайно в Туркмении дата падения Денгиль-Тепе отмечается как День скорби. Следом последовало взятие Ашхабада, выход к великой Среднеазиатской реке Аму-Дарье, присоединение Мервского оазиса и, тем самым, соединения новой территории с ранее захваченными Бухарой, Самаркандским оазисом и Кокандом и, тем самым, замыкание южной границы России.

Такова в нескольких абзацах история пятнадцатилетней войны, сдержанно именуемой в истории как окончательное присоединение Туркестана к России. И неудивительно, что Туркмения, провозгласив, как и другие среднеазиатские республики, независимость в 1991 году, наиболее сдержанно стала относиться к России. Попытка диктовать Туркмении цены на её газ, который она поставляла по газопроводу Средняя Азия – Центр и даже отказ покупать его, шантаж, выразившийся в «формуле» бывшего главы Газпрома Рема Вяхирева «сами приползут на коленях» потерпела крах. В период самовластия президента Сапармурата Ниязова - Туркменбаши, такая «отрыжка» советских времён лишь усилила, по-существу, «мягкий геноцид» русского населения Туркмении (как, впрочем, и других нетитульных наций), ускорила искоренение всего «русского» (языка, прессы, школ, закрытие оперы и балета), привела к запрету двойного гражданства и введению визового режима при почти полном прекращении транспортного сообщения с Россией.

«Мягкий геноцид» в ослабленной форме продолжается и по сей день. Граждане России, даже сохранившие свои российские паспорта, были брошены правительством России на произвол судьбы, по-существу - преданы. Предел пренебрежения показал Путин, произнеся по этому поводу знаменитые слова: «Кто хотел вернуться в Россию, давно вернулся». И этого граждане России, правдами и неправдами, но не благодаря помощи правительства вернувшиеся в Россию, до сих пор не могут правительству простить.
Ситуация для россиян тем более обидная, а для России – оскорбительная, потому, что исторически именно Россия принесла в Туркмению цивилизацию, максимально приближенную к тем достижениям, которые на момент присоединения имелись в мире. Достаточно сказать, что телеграфный кабель, проложенный по дну моря, пришёл в Туркмению вторым в России. Закаспийская же железная дорога, проложенная через всю страну, в 1880 – 1884 годы, считалась выдающимся достижением в мировой практике. Она вызвала невиданный интерес в России – её макет, в виде «движущейся панорамы», выполненной известным пейзажистом Пясецким, демонстрировался при аншлагах в российской столице.


Но и для России Туркмения стала спасительной землёй в 30-е годы. В годы коллективизации, раскулачивания и голода - до людоедства - в Поволжье и, в том числе, и в Саратовской области, когда через Туркмению «в Ташкент – город хлебный» устремились погибающие беженцы голодающего Поволжья. Первый же город, который их встретил, после того как они добравшись сначала по Волге до Астрахани, затем пересекли море, был Красноводск. Здесь осели беженцы из Воскресенского района Саратовской области. Из Глотовки и Студёновки, Синодского и Букатовки крестьяне Вдовины да Табаяковы заселили самую центральную часть этого небольшого города, привнеся новую волну российского быта, обычаев, крестьянской культуры в многонациональный портовый город. И обеспечили, в конце концов, в период Отечественной войны выдающуюся миссию города – стать отправным пунктом «дороги жизни» для всего Кавказа. Полтора года это была, по-сути, единственная полноценная трасса через Каспийское море, обеспечившая переправу около миллиона беженцев и эвакуацию множества заводов на восточный берег Каспия, а также поставки военной техники, снаряжения и боезапасов по ленд-лизу на Кавказский фронт и для военных заводов Средней Азии.

Историческая значимость города на Каспии - Красноводска - для России такая же, что Севастополя на Чёрном море. А в послевоенный период щебень из этих мест доставлялся на самоходных баржах в Поволжье и послужил основанием многих российских дорог. Именно в этом городе президент Путин встречался с туркменским президентом и, вроде бы (ох, сколько этих «вроде бы» в российской дипломатии в Средней Азии!) договорились о развитии отношений.
Вот почему визит президента Туркменистана так много значил для россиян, у которых остались немалые корни в Туркменистане. И даже какое-то время после визита оставалась надежда, что, может быть, «утрясутся» протокольные неувязки и общественность узнает о блестящих перспективах России в Туркмении. Отнюдь, - не дождались. Вот почему нельзя не испытывать огорчения, видя «туркменский тупик» российской дипломатии.

Комментариев нет

  • Добавьте комментарий, нам очень важно ваше мнение

Добавить комментарий

Извините! Вы не можете комментировать данный материал так как вы не зарегистрированы!
Решение! Пройдите процесс регистрации или сделайте вход, если не помогло обратитесь к администрации сайта.

Правила чата
Пользователи онлайн
Мини-чат
+Мини-чат
0
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0