Меню
Главная
Каталог статей
Аквалангисты в альгологической экспедиции по Восточному Каспию.
Аквалангисты в альгологической экспедиции по Восточному Каспию.

Аквалангисты в альгологической экспедиции по Восточному Каспию.

Аквалангисты в альгологической экспедиции по Восточному Каспию.
Аквалангисты Московского городского клуба подводного спорта "Дельфин» участвуют во многих научно-исследовательских подводных экспедициях и этим оказывают большую помощь народному хозяйству.

Одна такая экспедиция проводилась аквалангистами клуба по договору с ВНИРО по восточному побережью Каспийского моря. В ее задачу входило проведение исследований по изучению водорослевого состава. Для выполнения этих работ было выделено научно-исследовательское судно.

Период подготовки занял немного времени. Особое внимание уделили подбору снаряжения, особенно компрессорной установке. В отношении гидрокостюмов и принадлежностей к ним мнения разошлись. Большинство считало, что в июле на Каспии они не понадобятся. Но мы все же взяли несколько гидрокостюмов, что было правильным, так как в некоторых местах погружения без них невозможны.



Со всем экспедиционным снаряжением мы благополучно добрались до Красноводска, откуда начиналась наша экспедиция.

Первые дни ушли на акклиматизацию: она оказалась очень тяжелой. На восточном побережье Каспийского моря в июле нет пасмурных или прохладных дней и ночей. Все время жара, ртутный столбик термометра показывал 40 гр. С в тени, небо было безоблачным, и туркменское солнце жгло беспощадно, особенно это ощущали мы, северяне.

Красноводск- город рыбаков и нефтяников – крупный порт на восточном побережье Каспийского моря. Он расположен на берегу Красноводского залива, глубина которого небольшая, и морские крупнотоннажные суда проходят в порт по специальному каналу. Из Баку в Красноводск регулярно курсируют морские паромы. Скудная зелень на улицах не спасает жителей города от знойной жары, но морской пляж, расположенный за чертой города, у поселка Аваза очень выручает. В Красноводске еще нет клуба аквалангистов, и на пляже редко можно увидеть ныряльщика в маске и листах, хотя город находится на берегу незамерзающего моря.

Наши работы начались в Красноводском заливе и в бухте Бековича, названной так в честь русского ученого, погибшего от рук басмачей. Затем исследования проводились вдоль восточного побережья Каспия к северу от Красноводского залива. Самой северной точкой наших работ была бухта Кедырли в Казахском заливе.

Исследовали морское дно по методике, предложенной руководителем экспедиции Е. И. Блиновой. Аквалангист погружался с борта судна по трапу. Обеспечивали его погружение при помощи страховочного конца. Один из спортсменов-подводников находился наготове с аквалангом на страховке. Опускались с борта судна только в открытом море. Судно вставало на якорь, это было всегда необходимо, так как течение и ветер сносили его.

Аквалангист на дне моря изучал характер дна, распространение водорослей. После этого в месте, где растительность наиболее характерна для данного района, брали пробы при помощи специальной рамки. Рамку укладывали на дно и все, что входило в нее, тщательно собирали в питомзу (мешок из мелкой сетки). Таким образом делалась станция. Кажущаяся простота работы на самом деле очень сложная. Водоросли приходилось отрывать от грунта, что поднимало тучи взвеси и видимость становилась равной нулю. Закончив сбор водорослей в первой рамке, аквалангист брал еще одну пробу на расстоянии 10-15 метров от нее. Таким образом за одно погружение аквалангист поднимал на поверхность две питомзы.

Погружения с борта куласа (местное название небольшого бота, находившегося на борту судна, который с помощью лебедки снимали на воду перед началом работ) мало чем отличались от погружений с борта судна. С куласа опускались у берега на небольшую глубину. Около самого берега грунт обследовали особенно тщательно. Уделяли большое внимание скалистому грунту, составленному чаще всего из ракушечника.

Все собранное аквалангистами в питомзы поступало в ведение научных сотрудников. Под их руководством водоросли тщательно разбирались и обрабатывались для дальнейших научных исследований.

Вдоль всего восточного побережья Каспийского моря прибрежная часть дна довольно однообразна. Грунт песчаный или илистый с зарослями зоостеры или харовой водоросли, встречающейся больше в бухтах. На дне большое количество мелких ракушек. Видимость в воде от 3 до 7 метров. Из рыб в некоторых местах попадались косяки кефали, в других- много бычков. Почти всюду можно было найти раков. Около кромки берега в воде встречались ужи, они плавали на поверхности, а также их видели у дна.

Берег вдоль всего восточного побережья песчаный, местами сложен из ракушечника. Растительность очень скудная, и часто сразу же от берега начинались песчаные дюны.

Населенные пункты, расположенные на восточном побережье, тоже не богаты растительностью, но везде хорошие песчаные пляжи. Суровые природные условия не привлекают в эти края отдыхающих или туристов. Основной недостаток – отсутствие пресной воды.

Несмотря на постоянное безоблачное небо и жару, в районе Кара-Богаз-Гол и у поселка Бекдаш вода плюс 17 гр. С, а у мыса Адамташ, где мы делали серию станций, плюс 15 гр. С. Во всех остальных пунктах, у берега и в открытом море вода очень теплая, от плюс 22 до 28 гр. С.

Запомнился один случай. У поселка Кара-Богаз-Гол наше судно встало на якорь далеко от берега, хотя глубина была около 10 метров. Как обычно, спустили кулас, погрузили снаряжение и пошли по направлению к берегу, делая станции, пока глубина не уменьшилась до метра. Погода выдалась хорошей, небольшой ветер был попутным и мы быстро дошли до берега, сделав десять станций. Около самого берега сильное течение не позволяло удержаться на дне. Течение еще больше усиливалось по мере приближения к устью пролива Кара-Богаз-Гол. В проливе скорость течения особенно велика. Пролив шириной 150 метров и длиной около 4 километров соединяет Каспийское море и залив Кара-Богаз-Гол. Мы не рискнули отправиться по проливу, так как обратно на веслах выбраться бы не удалось.

На море разыгрался шторм и, чтобы вернуться к судну, нужно было преодолеть течение, встречный ветер и волну. На нашей лодке, хотя и с хорошими мореходными качествами, но с большой парусностью, эта попытка не увенчалась бы успехом.

Обстановка складывалась не совсем благополучная. Оставаться на неопределенное время не захотелось, поэтому отправились пешком по берегу, а лодку волоком потащили за собой. Таким образом удалось уйти далеко от устья и преодолеть течение. Когда вышли в море, уже не пришлось идти против течения и даже ветер был сбоку. Как только отошли далеко от берега, подошло судно, и мы благополучно на него погрузились, все же изрядно покачавшись на волнах.

Погода на Каспийском море очень изменчива и этот случай нас многому научил.

После того, как мы были сделаны все запланированные станции к северу от Красноводска, наше судно вернулось в порт и через день снова взяло курс, но теперь уже к югу от Красноводского залива. Южная часть восточного побережья отличается от северной. Пустыня здесь всюду начинается сразу же от берега моря. В Туркменском заливе даже на куласе не удавалось подойти к берегу, так как около него очень небольшие глубины. Приходилось идти по воде пешком, а лодку со снаряжением везти за собой.

После окончания работы в южной части восточного побережья Каспия экспедиция закончилась. В Москву возвращались облегченными, большую часть груза – акваланги, компрессор – отправили багажом. Несмотря на суровые условия жизни и работы, все участники экспедиции трудились самоотверженно. Главное, что поднимало настроение: программа работ была выполнена успешно.

В. Странин, кадидат медицинскх наук, инструктор подводного спорта.

Комментариев нет

  • Добавьте комментарий, нам очень важно ваше мнение

Добавить комментарий

Извините! Вы не можете комментировать данный материал так как вы не зарегистрированы!
Решение! Пройдите процесс регистрации или сделайте вход, если не помогло обратитесь к администрации сайта.

Правила чата
Пользователи онлайн
Мини-чат
+Мини-чат
0
Онлайн всего: 2
Гостей: 1
Пользователей: 1