Меню
Вокруг наса

Вокруг наса

http://www.chrono-tm.org/2012/03/vokrug-nasa/




Немного предыстории

Нас — этот распространенный в странах Центральной Азии вид табака — в Туркменистане употребляли  испокон веков. На небольших клочках земли огородники высевали семена теммяки и бакджи. Из листьев кустов теммяки получали  обычную махорку, а из листьев бакджи – основной компонент нациоального жевательного табака – наса.

Хорошо просушенные листья бакджи зеленовато-коричневого цвета толкли в специальной ступке до порошкообразного состояния. В него добавляли крупицы гашеной извести, золу от саксаула или стеблей хлопчатника, немного масла растительного. Все эти ингредиенты хорошо перемешивали руками и, таким образом, получали классический насвай.

Бытует мнение, что в  состав насвая добавляется также птичий помет, экскременты животных,  которые, дескать, делают жевательный табак крепким, дурманящим. Однако восьмидесятилетний Аннаберды ага из Теджена, один из тех, кто в начале 80-х годов прошлого века успешно снабжал ашхабадкие рынки насваем, с этим  мнением несогласен.

Почтенный старик клянется и божится, что в те времена процветания его насвайного бизнеса  ни один уважающий себя насчы, — человек, занимающиеся производством наса, — не  добавлял в свой продукт отходы животных и птиц.

По его мнению, «белент нас» — зелье высокой дурманящей силы – получается исключительно в том случае, если насчы использует качественные листья бакджи, чистую без примесей золу, не перебарщивает при дозировке извести и и масла, строго  придерживется других требований технологии приготовления качественного насвая..

«Если извести или золы будет много, то и нас будет крепким, то есть он будет жечь под языком, одурманивать, вызвать тошноту и рвоту даже у курильщика со стажем» — говорит Аннаберды-насчы из Теджена.

В тоже время яшули не исключает наличие среди современных изготовителей недобросовестных людей, готовых ради наживы добавлять в насвай птичий помет, верблюжий кизяк, навозный перегной с компостной ямы. «Ведь они, люди, разные бывают» — говорит он.

Борьба с насом

О вреде наса на правительственном уровне впервые заговорили на стыке двух веков. В 2000 году президент С. Ниязов запретил употреблять насвай в общественных местах, а также во всех госорганах, вузах и воинских частях. «Противно и не эстетично видеть, как из впереди идущей машины кто-то на твоих глазах смачно выплевывает свой насвай», — говорил он тогда, выступая по телевидению.

Официального циркуляра, налагающего строгий запрет на нас, хотя и не было, тем не менее, именно после этих слов Туркменбаши насвайщики  почувствовали себя не слишком уютно. В столице, например, продажа и покупка наса разрешалась только «за каналом» (имелось в виду за Каракумским каналом), то есть только на загородном базаре-толкучке.

По-настоящему трудные времена для насвайщиков наступили после введения  нынешним президентом Г. Бердымухамедовым в мае 2008 года полного запрета  на потребление, приобретение, хранение, перевозку и сбыт этого  зелья. Соответствующий указ предусматривает и меры наказания – от штрафа в сумме двух минимальных размеров заработной платы (сейчас это 800 манатов, что равно $280) при первом нарушении до лишения свободы сроком до одного года при рецидиве.

Однако и эти жесткие меры не помогли Г. Бердымухамедову полностью изжить нас из жизни общества. Лиц, употребляющих этот табак, не стало меньше. Наоборот, их стало больше. Отчасти из-за резкого подорожания табачных изделий.  Многие из тех, кто раньше курил сигареты, вынуждены были перейти на потребление наса.

Но самое печальное было в том, что к этому зелью стала приобщаться молодежь. Учитель из Ильялинского этрапа Дашогузского велаята говорит, что почти треть всех старшеклассников школ этрапа регулярно употреляют насвай, что даже  среди  учеников 5-6 классов есть пристрастившие к табаку мальчишки.

«Запретительные меры ничуть не ослабили  распространение наса среди школьников», — говорит учитель из Ильялы.

 Вред здоровью очевиден

В перечне наркотических веществ, подлежащих контролю, насвая нет. Наверное, поэтому во многих странах Средней Азии отсутствует уголовная ответственность  за распространение наса. В соседнем Узбекистане и других государствах региона  насвай свободно продается на местных базарах.

Тем не менее, даже однократное употребление насвая, по убеждению медиков, оказывает негативное воздействие на огрганизм человека. Сильное жжение под языком, обильное слюноотделение,  резкое головокружение, тошнота и рвота,  общая слабость – вот что испытывает человек, впервые забросивший под язык щепотку насвая.

Длительное употребление наса не приводит к добру. Разрушенные и пожелтевшие  зубы, неприятный запах и вкус в полости рта – это всё еще цветочки и на них насвайщики со стажем практически не обращают внимание. Онкологи утверждают, что  большинство больных раком губы, полости рта, гортани, пищевода – это люди, регулярно употреляющие насвай. Помимо этого,  нас считается первопричиной многих  болезней ЖКТ,  гепатита, заражения глистными инвазиями. Помните, что говорил бывший насчы из Теджена Аннаберды-ага о людях, которые ради наживы готовы включить в состав зелья даже экскременты животных и птиц…

Запретный плод по-прежнему сладок

Введение Г. Бердымухамедовым полного запрета на насвай общество в целом восприняло положительно. Но насвай не сдает свои позиции. Он ушел в глубокое подполье и теперь вести с ним борьбу стало еще сложнее. Дело еще и в том, что среди работников полиции, особенно в этрапах и провинциальных городах, призванных осуществлять борьбу с насваем, есть немало людей, в карманах которых всегда имеется пакетик с насом.

На центральных рынках  городов и этрапов теперь не увидишь привычных мешков с темно-зеленым содержимым. Но это не значит, что зелье невозможно стало купить. Можно, но уже с оглядкой по сторонам да по более высокой цене, чем раньше.

Целлофановый пакетик примерно на 15-17 доз из-под полы продают за 4-5 манат (около $2). До президентского указа такой пакетик стоил 20-40 тенге в зависимости от размера пакетика.

Полиция не дремлет. Отлавливает как продавцов, так и покупателей. Но  слабость туркменской полиции в ее подкупности. Заплатив блюстителю закона и порядка 50-100 манатов, можно уладить любой инцидент с насваем прямо на месте происшествия.

Потребители отмечают снижение качества насвая. «Как будто щепотку песка бросил под язык, никакого тебе кайфа, никаких привычных ощущений, — говорит Хайдар, насвайщик лет тридцати пяти из этрапа Сердарабат Лебапского велаята. – Совсем испортили табак».

По его мнению, снижение качества насвая произошло из-за недовложения в состав главного компонента – листьев бакджи. Вместо них в ход шли листья других растений, а вместо чистой золы саксаула часто используют песок и даже отходы со скотного двора.

Посевы бакджи в частных огородах после президенского указа несколько сократились после того, как полиция провела облавы и оштрафовала многих селян, занимавшихся незаконным выращиванием на своих делянках бакджи. Однако активно начатая борьба на местах постепенно потеряла  постоянство и непримиримость. Ко всему прочему и сельчане смогли найти «общий язык» с участковыми инспекторами полиции.

Нас не победить?

«Зачем надо было его запрещать?! Ведь нас бросали под язык наши отцы и деды!» — недоумевает Рустем П. из Туркменабата, который вот уже 38 лет употребляет  зелье.

Рустем очень страдает без наса. Он часто ездит в отдаленные села, чтобы купить  у местных жителей  пару веничков из сухих листьев бакджи. Иногда удача улыбается ему, и он возвращается домой  радостный. Но так происходит не всегда. Селяне тоже боятся продавать незакомому человеку бакджу или готовый к употреблению нас в бутылках из-под водки.

Насвай после запрета превратился в прибыльный бизнес. Его с риском быть пойманным везут из соседнего Узбекистана, где нас по-прежнему находится в свободной продаже. Но надеяться на импорт наса – гиблое дело. Листья табака выгодно и намного безопаснее выращивать у себя в огороде.

Многие  жители частных владений так и поступают. Чтобы скрыть от посторонних глаз, они размещают посевы бакджи посредине участка с джугарой. За высокими стеблями кукурузы или джугары  кустиков бакджи  никто не видит.

Один из предприимчивых жителей села Боссан в Дашогузском велаяте, как утверждает народная молва, посеяв бакджу в зарослях джугары, только в прошлом году выручил более 6 тысяч манатов и купил себе поддержанную автомашину «Тойота».

Молва о жителе села,  пересевшем за руль иномарки, искушает многих дехкан. Селяне понимают, что бакджа принесет им больше прибыли, чем занятие овощеводством или выращивание риса. Поэтому в наступившем 2012 году в туркменских селах найдется немало дехкан, готовых рискнуть  и  отдать свои приусадебные участки под выгодную, но запрещенную культуру.



1 Комментарий

  • сигареты стоят сейчас здесь в пересчете на доллары, пачка - 50$
    считай уже запретили их, нету у нас таких денег (по крайней мере у меня)
    но как известно что в России  сухой закон не действует и народ будет варганить самогон
    также и у нас антитабачная компания бессильна, народ будет варганить насвай,
    видимо природа у нас такая варварская,
    никто нас не поработит и не сделает рабами!
    да здравствует насвай!!!
    0

Добавить комментарий

Извините! Вы не можете комментировать данный материал так как вы не зарегистрированы!
Решение! Пройдите процесс регистрации или сделайте вход, если не помогло обратитесь к администрации сайта.

Правила чата
Пользователи онлайн
Мини-чат
+Мини-чат
0
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0